31.03.2020 г. Вторник, 10:43
Главная > Слово Патриота > Научно-географический анализ театров военных действий и направлений в обучении войск как метод выявления неточностей, ошибок и спорных вопросов

Научно-географический анализ театров военных действий и направлений в обучении войск как метод выявления неточностей, ошибок и спорных вопросов

Ширяев Владимир Николаевич
Ширяев В. Н.

Ширяев Владимир Николаевич мастер спорта СССР по туризму, Заслуженный путешественник России, рабочая группа Федерации спортивного туризма России по взаимодействию с Министерством обороны Российской Федерации.

Статья опубликована в научно-практическом журнале «Наука и военная безопасность» № 3 (18) 2019, стр. 109-116.

В статье раскрывается необходимость проведения научного анализа географической, военной и энциклопедической литературы, СМИ и Интернета. Такой подход к исследовательской работе при обучении войск помогает обнаружить значительные расхождения в морфометрических, гидрографических и пространственных показателях географических объектов театров военных действий и направлений, искажающих реальные сведения и названия, что снижает уровень знаний в служебно-боевой деятельности войск, обучении курсантов и мобилизационных людских ресурсов.

Ключевые слова: горные и речные системы Дальнего Востока, Тянь-Шаня, Кавказа, театры военных действий (далее ТВД), стратегические направления (далее СН).

Организация исследования. Изучались труды военных исследователей Российской империи 2-й половины 19 – начала 20 в.в., исследования советского периода: Института географии АН СССР, учебники по физической географии СССР для студентов ВУЗов, Интернет источники, позволяющие выявлять географические характеристики театров военных действий и направлений.

Методы исследования: сравнительно-географический, историко-логический, картографический, географического районирования, полевых наблюдений в военно-спортивных походах и на тактико-специальных занятиях, географического и педагогического моделирования.

Организационно-педагогическая модель воднотранспортной подготовки (горной) специальных воинских формирований, разработанной ранее автором [1, с. 43-49] и усовершенствованной позже [2, c. 110] предполагает военно-географическую подготовку и деятельность как важнейший вид военной практики: «Военно-географическое обеспечение военных и боевых действий», т.е. видом стратегического, оперативного и тактического (боевого) обеспечения, охватывая тем самым все компоненты военного искусства. Предложенная модель, предусматривая географическую подготовку военнослужащих, обусловливает применение в служебно-боевой деятельности знаний из научной, учебной и справочной литературы. Такая подготовка направлена на изучение природных условий возможных ТВД, их инфраструктуры, тренировки с крупномасштабными картами и аэрокосмическими снимками для определения дистанционным методом характера местности, естественных препятствий в целях передвижения войск различными способами, подвоза материальных средств и эвакуации.

Однако, проведенный сравнительный анализ географических трудов, военной и учебной литературы для географических факультетов ВУЗов, позволил вскрыть целый ряд расхождений в морфометрических и пространственных показателях горных сооружений, орогидрографическую неточность речной сети. Вполне допустимо, что таких неточностей может быть гораздо больше. В данном случае, цель и задача исследования и этой статьи заключаются в поиске научной истины, необходимой для повышения образовательного уровня в учебно-боевой деятельности войск, практике военно-прикладного спортивного туризма, обучении курсантов и студентов ВУЗов, мобилизационных людских ресурсов.

Значительные расхождения в морфометрических данных установлено при изучении физико-географических условий горной системы Джугджур Алдано-Охотского водораздела. В монографии Института географии АН СССР «Южная часть Дальнего Востока» [3, с. 40, 306, 311] неоднократно указывается, что высота хребта Джугджур в северной части достигает 3500 м, а в учебнике по физической географии для университетов [4, с. 485] отмечено: «Несмотря на то, что самые высокие вершины Джугджура не поднимаются выше 2200 м, в его пригребневой части достаточно широко распространены формы альпийского рельефа». Вместе с тем, другие источники, в том числе карты, высшую точку указывают гору Топко высотой 1906 м [5, с. 89; 6, с. 552; 7, с. 302; 8, с. 233]. Есть расхождения и в оценке длины этого хребта — 500 км [6] и 700 км [8; 22]. Очевидно, первый показатель учитывает протяженность только Прибрежного хребта, входящего в горную систему Джугджур, второй – охватывает всю систему. Вторая версия в том, что источник [6] показывает длину Джугжура в пределах северных широт от 55030/ до 600. Переводя длину в минуты получим: 270/х1852м=500км. Показатель 700 км, вероятно, учитывает фактическое простирание хребта в северо-восточном направлении (румб NORD-OST=450), которое согласно графическому моделированию дает коэффициент удлинения 1,41; то есть: 500 км х 1,41=705 км.

Есть неточности и в определении высшей точки горной системы Сихотэ-Алинь: 2078 м [3, с. 40], 2077 м [4, с. 456; 15, с. 366; 8, с. 442], 2068 м [7, с. 304]. Есть различия и в протяженности этой горной системы. Так, по Воскресенскому С.С. она составляет 1100 [7], а по другим источникам – 1200 км [20; 8]. Кроме того, есть расхождения в названии высшей вершины – Тардоки-Яни [3; 7], Тардоки-Ани [20], Тордоки-Яни [4; 8].

В теории и практике военного дела горы подразделяются по абсолютной высоте на: низкие (500-1000 м), средние (1000-2000 м) и высокие (высоты свыше 2000 м) [9, с. 5]. Вместе с тем, в Советской военной энциклопедии [20, с. 616] Средний Урал отнесен к средневысотным горам, хотя по той же военно-высотной классификации (термин предложен автором), эта часть Урала не дотягивает даже до высоты 1000 м и по этой причине ее надо относить к низким горам.

По военным источникам высшей точкой хребта Копетдаг является гора Ризе высотой 2942 м [19], о чем также свидетельствуют картографические материалы и учебники по физической географии СССР [4, с. 121; 6, с. 797]. Но, по А.М. Алпатьеву название вершины – Риза, а ее высота показана значительно ниже – 2247 м [5, с. 80].

В монографии «Север Дальнего Востока» Института географии АН СССР [10, с. 56] сообщается: «…Чукотское нагорье – это водораздел между реками, которые текут к морям Полярного бассейна, и правыми (!) притоками реки Анадырь, впадающей в Берингово море». В таком случае река Анадырь должна течь не на восток, а на запад, прорезать насквозь Анадырское плоскогорье (длина 400 км, ширина 130 км, средняя высота 800-1000 м) системы вулканических глыбовых нагорий и плоскогорий, соединившись, например, с водной системой Олой — Омолон – Колыма или же Большой Анюй — Колыма бассейна Восточно-Сибирского моря. При таком раскладе Чукотское нагорье, расположенное восточнее, может не принимать участия в формировании стока усеченной гипотетической реки Анадырь. Орографически берега рек принято считать по течению, а не наоборот (т.е. как шел исследователь). Это подтверждают и данные таблицы 7 «Главнейшие реки Севера Дальнего Востока» того же источника (с. 187), монографии «Средняя Азия» [11, с. 81, 184-190 ]. Если же Анадырь повернет на юг в случае смены покатости рельефа в долине реки Майн, где проходит крупная линия разлома, то будет впадать в Пенжинскую губу Охотского моря. Таким образом, с Чукотского нагорья стекают на юг левые, а не правые притоки р. Анадырь. Последними являются реки, текущими с Корякского нагорья в северо-восточном направлении.

В процессе исследования возник вопрос, который ранее не требовал никаких доказательств: какую реку считать главной, а какую притоком? В данном случае на современном этапе спорными явились тянь-шаньские реки Кокшаал (Таушкандарья) и Сарыджаз (Аксу). Существуют несколько версий по определению приоритетов водотока, претендующего на главную реку.

Многочисленные Интернет источники, копируя друг у друга данные, указывают на ведущую роль в этом вопросе реки Сарыджаз, нисколько не упоминая о существовании Кокшаала как таковой. Но, исторические факты географических открытий русскими военными исследователями в китайском Туркестане во второй половине 19-го – начала 20 веков свидетельствуют об обратном. О характере реки Таушкандарья в среднем течении у Уч-Турфана полковник Певцов М.В. (1889 г.) пишет: «На следующий день нам предстояла переправа вброд через многоводную и быструю Таушкан-дарью. Проводники из китайских киргизов повели нас к тому месту, где река разделяется на семь рукавов. Четыре из них мы перешли беспрепятственно, а через три остальные переправа была очень затруднительна. Вода доходила до живота нашим рослым верблюдам, а лошади едва держались на ногах в бурных потоках и местами всплывали. К счастью, все обошлось благополучно, и мы расположились на правом берегу Таушкан-дарьи, у подошвы хребта, на дневку» [12, с. 48 ].

Другой пример — «…после узких ущелий дорога выходила в долину реки Таушкан-дарьи и подходила к Уч-Турфану с востока. Затем Маннергейм (в то время полковник Императорского Генштаба, прим. автора) подробно исследовал бассейн реки Таушкан-Дарьи на протяжении около 300 верст до впадения её в Оркенд-дарью протекающую на севере пустыни Такла-Макан» [24].

Информации о гидрографических параметрах (протяженность, режимы питания, водность по сезонам, расходы воды) этих рек очень мало, поскольку их сток направлен в зарубежную часть операционного направления. По этой причине в СССР усилено изучались реки Советской Средней Азии для их использования в народном хозяйстве, орошении засушливых земель. Кроме того, изучение рек, стекающих за пределы СССР (СНГ), было затруднено из-за отдаленности и труднодоступности горных районов Тянь-Шаня.

Автором по мелкомасштабной карте (1:2500000) Генерального штаба проведен приблизительный расчет протяженности водной артерии Аксай – Кокшаал – Таушкандарья до впадения в нее реки Сарыджаз (район соединения долин может оказаться безводным из-за разбора воды на орошение). Измерение велось в пределах координат 750 40/ – 800 10/ в.д. и 380 20/ – 410 07/ с.ш. Учитывая, что расстояние между соседними меридианами по параллели 390 30/ (берется средняя из указанных) составляет 86 км, то общая длина между долготами (всего 40 30/ ) составляет 387 км и это по прямой, а с поправочным коэффициентом даже 1,3 (минимально взятом для такого масштаба) и то, что Кокшаал в самых верховьях (Аксай) протекает в меридиональном направлении, длина этой реки до слияния будет не менее 550 км, т.е. в 1,4 раза длиннее своего притока Сарыджаза. Это видно при просмотре картографических материалов, в том числе и в книгах русских исследователей 19 века (Певцов М.В., Северцев Н.А. и др.).

Из этого вытекает первый приоритет реки Кокшаал – ее большая длина, чем у Сарыджаза (Аксу). Второй – устойчивое направление течения – с запада на восток с постепенным «подъемом» к северу. Третий – рисунок развитой, особенно в верховьях, гидрографической сети с мощными реками: самой Аксай, Мудрюм, Кок–Кия, Каратор, а ниже по течению – Чонузенгегуш. Из этого следует четвертый приоритет Кокшаала – значительная площадь бассейна, что позволяет считать эту реку одним из важнейших притоков р. Яркенд бассейна Тарима, включенного в список 20 крупнейших речных бассейнов мира [23].

Кокшаал дренирует всю Аксайскую впадину (Кыргызстан) с окружающими ее хребтами, бассейн Чонузенгегуша (второй по мощности центр оледенения Тянь-Шаня — район пика Данкова — 5982 м), а на территории Китая — южные склоны хребта Кокшаалтау и северные склоны хребтов Мейдантаг и Каратеке, образующие все вместе продольную долину Кокшаала (Таушкандарьи). Вместе с тем, нельзя не учитывать возможный отток речного стока в виде трещинных вод (разломы, пустоты) из Аксайской впадины, находящейся на высотах 3100-3800 м, в соседние нижележащие: Атбашинскую (2000-2800 м) и Арпинскую (2750-3100 м) впадины, где разница высотных отметок их верховьев достигает 700-1000 м, поскольку район, изобилует пещерами. Это подтверждают результаты киргизско-болгарской научной туристско-спортивной экспедиции [25].

Кроме того, часть стока в виде подземных потоков может проходить сквозь указанные хребты непосредственно в параллельную долину Кашгар-Яркенда, лежащей «этажом» ниже Кокшаала на 1-1,5 км, о чем свидетельствует высокая доля грунтового питания реки Кашгар — 47% годового стока.

Учитывая, что фильтрационные потоки из Аксайской впадины и реки Кокщаал действуют на низ лежащие долины под большим напором (разница высот 0,7-1,5 км) а среднее падение подземных потоков 8-10 м/км, то потери поверхностного стока речной системы Аксай-Кокшаал- Таушкандарья довольно большие.

О силе фильтрационных потоков приведем пример высоконапорной Чарвакской ГЭС, в проектировании которой автор принимал участие. При наполнении чаши водохранилища была отмечена большая утечка воды под плотиной по трещинам в скальном массиве. Были приняты меры – в скважины под большим давлением закачивалось цементное «молоко» высокой марки. Таким образом, создавалась противофильтрационная цементационная завеса, уменьшающая подземный сток.

Если в верховьях Аксай-Кокшаал испытывает потери поверхностного стока, в основном, через различные полости, то в среднем и нижнем течении (Кокшаал-Таушкандарья), как показывают снимки из космоса, имеют место значительная инфильтрация стока в рыхлые аллювиальные отложения (галька, песок) и интенсивный забор воды на орошение в Учтурфанском оазисе [26]. Возвратные воды, выклиниваясь в русло реки ниже по течению после орошения, не обеспечивают восстановление нарушенного поверхностного стока, что приводит к его истощению перед встречей со своим более коротким, но полноводным притоком (в данном месте) — Сарыджазом. Кроме того, в верховьях Сарыджаза находится опасное, в том числе для войск, ледниковое озеро Мерцбахера, ежегодный прорыв которого в августе-сентябре, вызывает катастрофические паводки с расходами воды до 2000 м3/с.

Это и послужило причиной не видеть в Кокшаал главную реку, несмотря на цветущие оазисы, возникшие благодаря этой реке и признаки мощной горной долины,

В условиях демократического плюрализма недопустимо произвольное толкование географических постулатов в угоду политическим амбициям и коммерческим тенденциям, независимо от каких источников и кого-либо они исходят. В электронных СМИ (Центральное телевидение) неоднократно звучало на весь мир, что Эльбрус — высшая вершина в Европе. Высказываемая с пафосом фраза в отношении Европы не объективна. Да, Эльбрус высшая точка России (5642 м) – это неоспоримый факт, а, что касается Европы — здесь отдает лжепатриотизмом в ущерб географической истине. В Советской военной энциклопедии отмечено: «Эльбрус, высочайший горный массив Большого Кавказа, расположенный в Боковом хребте» (21, с. 589).

Решение вопроса в том, что Эльбрус находится не в Европе, а в Азии и граница между двумя частями света (научно обоснованная) проходит не по Главному Кавказскому хребту, а севернее — Кумо-Манычскому предгорному прогибу [17, с. 122], протягивающемуся от Кизлярского залива на Каспии до нижнего течения Дона в районе Ростова-на Дону.

Указанный прогиб (он же когда-то пролив, соединяющий Каспийское и Черное моря в ледниковые периоды), является четкой границей между крупнейшими геологическими структурами – Восточно-Европейской (Русской) равниной, пребывающей в платформенном режиме и обширной остаточно геосинклинальной (наиболее подвижной) областью, входящей в Альпийско-Гималайский складчатый пояс. Новейший этап развития Земли в этом районе сопровождался вулканизмом, о чем свидетельствуют вулканогенные вершины Эльбрус и Казбек, лакколиты в виде отдельных вершин Ставропольской возвышенности, например Пятигорья, термальные источники минеральных вод [5, с. 63; 6 с. 381]. Отсюда следует, что весь Северный Кавказ, восточное побережье современного Азовского и северо-восточное Черного морей, находятся в азиатской части России. Правильность этого географического подхода прослеживается и в фундаментальном издании «Водные маршруты СССР», где авторы все реки Северного Кавказа (Кубань, Терек, Сулак и др.), а также Закавказья относят к азиатской части бывшего СССР [13].

Муссирование высотной значимости Эльбруса в постсоветской России идет далеко не первый год. «Зачинщиками» здесь являются коммерческие структуры, которые на различных сайтах, упорно рекламируют высотную значимость и месторасположение Эльбруса, «сдвинув» его в Европу по своему усмотрению. При этом игнорируется пик Монблан (4807 м) в Альпах — высшая точка Европы. «Сдвиг Эльбруса в Европу»: — одними это делается целенаправленно, другими – по незнанию, стараясь не отстать от «моды», наперекор учебникам по географии и справочной литературе, чем наносится определенный вред обучающимся. Недостаточная географическая подготовка прослеживается и у военных, чьи статьи встречаются на страницах армейской печати [14, с. 27-33].

Грешат фальсификацией киргизские и казахские туристские фирмы, предлагая своим клиентам высоту пика Хан-Тенгри 7010 м, имеющая коммерческую подоплеку, хотя ее настоящая высота 6995 м. Эта тенденция, возникшая еще в советский перестроечный период, продолжается и сейчас, но объективно мыслящий альпинистский мир такое «новшество» не поддержал.

К настоящему времени сложилась парадоксальная ситуация, когда на месте географически обоснованной Средней Азии (при Императорской России – Туркестан, СССР – Средняя Азия), вдруг появляется «Центральная Азия» — вторая по счету, в «честь» которой у военных названо обширное стратегическое направление – Центрально-Азиатское (ЦАСН), [15]. С какой стати? Ведь настоящая Центральная Азия (300-500 с.ш.; 800-1200 в.д.) протягивается вдоль приграничных хребтов гор Южной Сибири от Алтая до Забайкалья — верховий рек Шилка и Аргунь бассейна Амура, а на зарубежной части — от Восточного Тянь-Шаня до хребта Большой Хинган, охватывая западную и центральную части (затрагивая часть Тибетского нагорья) Китая. Это хорошо показано на карте «Маршруты экспедиций по Центральной Азии» Н.М. Пржевальского, Г.Н. Потанина, М.В. Певцова [12, с. 36].

Центром всей Азии следует считать южную часть Саяно-Тывинской горной области, где Енисей формирует свой сток, устремляясь затем на север к Карскому морю. Во времена СССР его образно называли «голубым меридианом страны», делившим в широтном направлении государство на две равные части. А в столице Тывы – Кызыле, в 1 км ниже слияния Бий-Хема (Большой Енисей) и Ка-Хема (Малый Енисей, вряд ли уступает по водности первому), на левом берегу уже Улуг-Хема (Великая река) стоит обелиск, в основании которого «Земной шар» с надписью «Центр Азии». Автору неоднократно приходилось бывать в тех местах, сплавляясь по мощным горно-таежным рекам.

Непонятно, почему «Центральная Азия-2», не соответствующая своему географическому положению, и искусственно названная, вклинилась в пределы Европейской части России? Неужели нельзя было подыскать более подходящее название, соответствующее конкретной территории? Например, путем нарезки Камско-Волжского Отдельного операционного (может быть и стратегического) направления (или близко к этому), в полосу которого вошли бы: Кировская, Пензенская, Саратовская и Самарская области, республики Марий Эл, Чувашская, Удмуртская, Татарстан (из которых некоторые считаются стратегическим районом), выведенные из Центрально-Азиатского СН, но по-прежнему находящееся (направление) в зоне ответственности Центрального военного округа.

Заимствование названия ЦАСН неудачно и, по мнению автора, ошибочно. Не будем вдаваться в причины принятия такого решения, поскольку оно нам неизвестно и не меняет суть дела. Кроме того, какое отношение к этому названию и полосе имеют Пензенская и Саратовская области, находящиеся чуть ли не в центре Европейской части России, граничащие с Центральным Федеральным округом? Вдобавок, «нависающие» с севера (в диапазоне 420-480 в.д.) над Волгоградской и Астраханской областями, Калмыцкой Республикой, находящимися при тех же географических долготах, но уже в полосе Юго-Западного СН [27].

Что мешает дать вместо ЦАСН другое название, например, Средне-Восточное или Среднеазиатское, ограничив его территориально в соответствии с географическим положением и правильной топонимикой? Во времена СССР значился Средне-Восточный ТВД, включавший стратегические направления, а те – операционные, но не далее запада Урала. Он и сейчас значится по нарезке военно-политическим руководством Российской Федерации [16, с. 433].

Не совсем удачным, по мнению автора, следует считать современное название «Юго-Западное стратегическое направление», в полосе которого находятся весь Северный Кавказ, упомянутые Волгоградская и Астраханская области, Калмыцкая Республика, а на зарубежной части бывшие Республики Закавказья, поскольку нет конкретики. Ведь вектор «Юго-Запад», кроме полюсов, может быть задан из любой географической точки мира, также как и другие направления. Очевидно, правильным было бы обозначить ЮЗСН конкретным Западно-Азиатским СН, поскольку весь Кавказ к югу от Кумо-Манычской тектонической депрессии (впадины), Турция (полуостров Малая Азия) и далее к югу, включая страны восточного побережья Средиземного моря, Аравийского полуострова и Персидского залива – это все Западная Азия.

Вызывает сомнение в правильности, утвердившегося в СССР, а затем и России, понятия «Ближний Восток», (Ближневосточный ТВД), куда относят зарубежную от СНГ часть направления с перечисленными странами, а также северо-востока Африки – Египет и Судан (едва ли не до экватора), [17, c. 499]. В западной литературе (в основном англоязычной) все страны на западе Азии вместе с Ираном и Афганистаном входят в понятие «Средний Восток» [там же; 20, с. 507]. Сомнение в российском понятии в том, что Ближний Восток для России – это что ни на есть ЮГ, поскольку, например, Сирийская провинция Латакия местами 350 40/ в. д., остров Кипр (32015/-34035/ в.д.), пролив Босфор (290 в.д. ) — все находятся западнее Москвы (37036/ в.д.). Это означает, что большая часть Украины, восточные области Беларуси и западные России подпадают под понятие Ближневосточных территорий. Было бы правильно отходить постепенно от термина Ближний Восток, а применять название Западная Азия. Ведь говорят же Западная Европа, страны Восточной Европы. А что касается ТВД, то его можно назвать Южным, тем более что он обозначен в нарезке Вооруженных Сил России [16]. В заключении отметим, что на Западе более уважительно относятся к географической терминологии, называя ТВД соответствуя конкретным территориям: Северо-Европейский, Центрально-Европейский, Южно-Европейский [20, с 301; 21, с. 413, 633].

Выводы

  1. Подход к изучению научных и учебных географических источников не должен быть поверхностным и по возможности перепроверяться, поскольку, в ряде случаев, имеются серьезные расхождения как между самими источниками, так и с картографическими материалами, в том числе Генерального штаба, в оценке статических показателей природных объектов: высотных отметок хребтов, их протяженность, направлений и длин рек.
  2. Необходимо повышать географическую культуру, образовательный уровень в географических знаниях не только в общеобразовательных учебных заведениях, гражданских и военных ВУЗах, но и специалистов средств массовой информации, особенно радио- и тележурналистов, работающих в эфире.

Учителям и преподавателям географии, в т. ч. военной повысить качество самоподготовки. В условиях массового Интернета отбирать наиболее ценную, объективную информацию, опираясь на достоверные источники.

  1. Требуется жесткое реагирование РГО (Российского географического общества) на недопустимость искажений подлинности географических положений, объективность которых научно доказана и подтверждена Международными географическими конгрессами (МГК).
  2. В зависимости от военно-политической обстановки и военных угроз для Российской Федерации могут меняться не только ширина и глубина полос направлений, но и названия, появляться новые стратегические и операционные направления. В этой связи, проведенный научно-географический анализ ТВД и направлений, позволит заинтересованным организациям и ведомствам учесть выявленные неточности и ошибки, подходить к вопросу расположения природных объектов с научных позиций, пресекая попытки фальсификаций, учитывать не только военно-политическую конъюнктуру, но и географические факторы в определении названий направлений.

Исходя из этого, вносится предложение: названия направлениям давать, сообразуясь с географическим пространством: Западно-Азиатское, Среднеазиатское, Центрально-Азиатское (вместо Сибирского), Дальневосточное (без изменений). Отметим, что Сибирь охватывает огромную территорию к востоку от Урала, разделяясь на физико-географические страны: Западно-Сибирскую, Среднюю Сибирь, горы Южной Сибири, Северо-Восточную, а те на множество областей и провинций, включая арктические пустыни и острова [4; 6]. Что касается зарубежной части Сибирского СН, то там Сибири нет, а есть «великий пояс внутриматериковых пустынь Азии, протянувшийся из Центральной Азии через Среднюю Азию до Каспия» [11, с. 9] .

 

Библиографический список:

  1. Ширяев, В.Н. Диалектико-материалистический подход к единству военной практики, спортивного туризма и природы: географический аспект / В.Н. Ширяев // Туризм и социум: Мат-лы XII Всероссийской научной конференции. Ханты-Мансинск: Изд-во ЮгорГУ, 2013. – 190 с.
  2. Ширяев, В.Н. Обеспечение безопасности воднотранспортных занятий на горных реках – важнейшее педагогическое условие в обучении военнослужащих / В.Н. Ширяев // Наука и военная безопасность. Омск: ОАБИИ. — 2018.- № 2 (13). — С. 108-115.
  3. Южная часть Дальнего Востока: монография. — М.: Наука, 1969.– 422 с.
  4. Гвоздецкий, Н.А. Физическая география СССР: учебник / Н.А. Гвоздецкий, Н.Н. Михайлов. — М.: Мысль, 1970. – 544 с.
  5. Алпатьев, А.М. Физическая география СССР: учебное пособие/ Под общ. ред. А. М. Архангельского. — М.: Высшая школа, 1962. – 315 с.
  6. Давыдова, М.И. Физическая география СССР: учебник для студентов пединститутов / Под ред. Г.К. Тушинского. — М.: Просвещение, 1966. – 847 с.
  7. Воскресенский, С.С. Геоморфология СССР: учеб. для студ. географ. специальностей ун-тов /С.С. Воскресенский. – М.: Высшая школа, 1968. – 368 с.
  8. Энциклопедия туриста. — М.: Бол. Росс. энциклопедия, 1993. – 608 с.
  9. Симонян, Р.Г. Разведка в особых условиях / Р.Г. Симонян, С.В. Гришин. — М.: Воениздат, 1975. – 192 с.
  10. Север Дальнего Востока: монография. М.: Наука, 1970. – 468 с.
  11. Средняя Азия: монография / Под общ. ред. Э.М. Мурзаева. — М.: АН СССР, 1958 – 648 с.
  12. Певцов, М.В. Путешествие в Кашгарию и Кун-Лунь / М.В. Певцов.- М.: Географическая литература, 1949 – 371 с.
  13. Водные маршруты СССР, Азиатская часть: фундаментальное издание для туристов водников. – М.: ФиС, 1976. – 160 с.
  14. Украинец, А. Здесь вам не равнина, здесь климат иной…/А. Украинец // Армейский сборник. — 2016.- № 7. – С. 27-33.
  15. Мураховский, В.И. Центрально-Азиатское стратегическое направление: вопросы безопасности / В.И. Мураховский // Арсенал Отечества. – 2013. — № 1. http://arsenal-otechestva.ru/central-asia-strategy.html
  16. Война и мир в терминах и определениях. Военно-политический словарь / Под общ. ред. Д.О. Рогозина. – М.: Вече, 2011. – 640 с.
  17. Советская военная энциклопедия, т. 1.- М.: Воениздат, 1976 – 640 с.
  18. Советская военная энциклопедия, т. 2.- М.: Воениздат, 1976 – 640 с.
  19. Советская военная энциклопедия, т. 4.- М.: Воениздат, 1977- 656 с.
  20. Советская военная энциклопедия, т. 7. — М.: Воениздат, 1979– 688 с.
  21. Советская военная энциклопедия, т. 8. — М.: Воениздат, 1980– 687 с.
  22. http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_geo/1660/ Джугджур.
  23. http://geo.1september.ru/article.php?ID=200303706 20 крупнейших речных бассейнов мира (площадью более 1 млн км2). Таблица.
  24. http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/873/ Неизвестная экспедиция полковника Маннергейма. Журнал «Вокруг света» №1 (2676), 1997.
  25. http://www.risk.ru/blog/12763 Вертикальный мир.
  26. http://www.mapmarket.ru/riversat.php?r=185&page=2&id=37060  Река Таушкандарья (Кокшаал) на космическом снимке
  27. http://dado.msk.ru/medicine/doc2/3b409B.html лекция № 61/1998г. «Деление геостратегического пространства и оперативное оборудование стратегических направлений и районов».

Ширяев Владимир Николаевич – географ и гидротехник, мастер спорта СССР по спортивному туризму, заслуженный путешественник России, старший инструктор-методист по водному туризму. Награжден Федерацией спортивного туризма России почетным знаком 1-й степени «За заслуги в развитии спортивного туризма в России.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code

Прикрепить изображение